Судьба, отлитая в металл


				
			Судьба, отлитая в металл
			Этой моложаво выглядящей женщине и не дашь 78. Она легка на подъем, много путешествует, недавно уехала к старшей дочери в Прагу.

И не подумаешь, что пережито и выстрадано многое, что буквально недавно неслась из Европы в Элисту с истерзанным сердцем к младшей дочке, попавшей в аварию и едва выжившей, что еще до войны оказалась в интернате, а потом - депортация калмыков и сиротское детство в ссылке.

Сара Джегаевна Абаева только в 1980 году вернулась в Калмыкию из Казахстана, где работала в Карагандинском химико-металлургическом НИИ Академии наук Казахской ССР.

До Караганды, куда попала случайно, была длинная история.

Родилась Сара Караваева в селе Присарпа, в тех местах, где располагаются сегодня поселки Иджил и Барун.

Мать ее рано умерла, отец, тяжело заболев, также ушел из жизни, и Сару отправили к тетке в Барун. Там она могла жить и учиться в интернате. А вскоре калмыков депортировали.

До 1945 года она выживала в детдоме села Юдинское Новосибирской области. Сиротам всегда тяжело, особенно в военное время. Но дети репрессированных калмыков и немцев оказались в гораздо худшем положении.

- Дети ведь одинаковы. Но почему-то мы жили отдельно от других, - вспоминает Сара Джегаевна. - Спали на бетонном полу, на который была брошена солома. Там и ели. Другие дети - на кроватях. А мы мёрзли, конечно, болели. Но спасались тем, что сельские домохозяйки брали нас на работу.

Получается, детдом отдавал своих обитателей - детей «врагов народа» - местным жителям: всполоть грядки, наколоть дров, натаскать воды, помочь на стройке... Но это было единственным спасением для сирот в голодные для страны годы.

Потом тётя Цаган, жена двоюродного брата Букаева Намыса, переезжавшая в Казахстан, пыталась ее забрать с собой. Сара отказалась. Согласилась лишь на условии, что ее определят в детдом, поскольку директор здешнего приюта сообщила: у нас лишь 4 класса, далее пропадешь, где будешь учиться?

А она училась с небывалым рвением. «До депортации у меня было лишь два класса на калмыцком языке, еще два я завершила в русском селе Юдинское. Теперь пошла в 5-й в Алма-Ате, попутно зубря русский язык».

Сара Джегаевна не находит слов, чтобы выразить благодарность директору детдома Кларе Кирилловне Колаевой, фактически заменившей сиротам мать. Особую заботу она проявляла о черноглазой, симпатичной девчушке, опекала ее - может, потому, что догадывалась: не все в порядке в большой политике, от которой страдают невинные дети. Педагог высочайшего класса, она была лично знакома с Надеждой Крупской.

После 7-го класса многих определяли в училища, техникумы. Клара Кирилловна спросила однажды: «Сара, а куда ты пойдешь?» Та твердо ответила, что только в 8-й. На что директор вздохнула: пойду хлопотать в облоно, надо только на одни «пятерки» закончить семилетку.

Сара старалась - не только семилетку, но и полный курс средней школы завершила с серебряной медалью. Где-то она вычитала, что на Ленинских горах в МГУ заново открывается химфак, он переезжает из старого здания на Моховой в новые корпуса.

Сразу отправила документы в далекую Москву. Но пришла телеграмма: вы не приняты ввиду отсутствия мест. Сара с плачем кинулась к директору детдома, та ее успокоила: у нас что, один МГУ, есть еще КазГУ!

В 1952 году Сара стала студенткой химического факультета Казахского университета.

Заканчивая вуз, она узнала, что калмыки возвращаются, и тоже решила поехать на родину, тем более получила из Калмыкии приглашение.

Устроилась в школу в Вознесеновке учителем химии. Но через месяц ее вызвали в обком комсомола, предложили учиться в ЦКШ при ЦК ВЛКСМ.

- Сегодня это Московский гуманитарный университет, чуть раньше был Институтом молодежи, а тогда еще ЦКШ не стала Высшей комсомольской школой, были курсы, - вспоминает Сара Джегаевна. - Училась я несколько месяцев, жила в Люберцах. Жизнь была интересной и насыщенной; здесь учились молодые люди со всех концов страны. После занятий проводились культурные мероприятия: встречи с писателями, художниками, другими известными людьми, читательские конференции, концерты...

В Элисте по возвращении ей доверили ответственную должность заведующей школьным отделом горкома КПСС, выделили однокомнатную квартиру. Это было в конце 1957 года, когда прибывающие из ссылки земляки селились еще в палатках и прочих времянках.

На работе она пропадала до позднего вечера. Так прошли почти два года в Элисте. Была любимая работа, всё складывалось благополучно. Но вдруг она все бросила и уехала в Казахстан. Разбитое сердце искало покоя. Сначала к подруге в Каркаралинск, потом, решив вернуться домой, она взяла билеты до Ставрополя, но по ошибке села в поезд на Караганду. Узнала об этом у проводницы, когда полпути было позади. «Наверное, судьба все-таки нами управляет», - считает она.

В незнакомом городе девушка сразу пошла в обком комсомола. И там столкнулась с сокурсницей по КазГУ: Дина Абдрахимова училась на филфаке. После расспросов-восклицаний Сара призналась, что сейчас она фактически между небом и землей. Приют она, конечно, получила. А что дальше?

Оказалось, в селе Карсакпай под Джезказганом имеется медеплавильный завод, на котором возможна вакансия химика-лаборанта.

Как добиралась до завода - отдельная история. В похожем на приключения поиске работы люди всегда оказывали ей помощь, не давали пропасть.

...Село Карсакпай, казалось, потерялось в тумане. На заводе отсутствовали улавливатели, и в атмосферу попадал сернистый газ. Тем не менее Сару устраивала новая работа инженера-химика, тем более дали место в общежитии.

А в Караганде годом ранее открылся новый научный центр - химико-металлургический институт Академии наук Казахстана. Почему не попробовать свои силы? Но оттуда ответили, что нет мест в штате. Саре же хотелось расти дальше, осваивать новое направление - не только переработку минерального сырья для цветной металлургии, но и рассеянные и редкие металлы. В Карсакпае она получила хороший опыт, контролируя процесс выплавки черновой меди. Теперь хотелось нового.

И судьба в лице Геро Ефимовича Чонова вновь улыбнулась ей. Геро Чонов - фронтовик, сын Ефима Чоновича Чонова, автора исторических монографий о калмыцком прошлом. Об этих известных калмыках, к сожалению, до сих пор в республике нет ни книг, ни диссертаций.

Геро Ефимович сказал: раз хочешь работать в Караганде, увольняйся сегодня, завтра едем.

Ее приняли на работу в научную лабораторию НИИ. Можете цинк определять в наших пробах? Да, если есть методики. Через некоторое время ее вызвал директор института. Необходимо было определить золото и серебро в руде. Методики и необходимое оборудование ей предоставили, платиновая посуда для опытов прибыла в сопровождении милиции: лишь этот драгметалл мог удержать золото и серебро при плавлении пробы при температуре 1200 градусов.

Не прошло и года, как руководство института предложило ей учиться в аспирантуре КазГУ с выплатой стипендии. Но через неделю директор сообщил ей: поедете в Москву, в Институт горного дела им. Скочинского, сдадите экзамены, выберете тему.

Так в 1961 году Сара Караваева стала аспиранткой. Ее интересовал рений - редкий и рассеянный элемент, спутник молибдена. Один из редчайших элементов земной коры, не имеющий собственной руды. Сара Джегаевна ставила полупромышленный опыт, в рамках которого запатентовала три изобретения.

Защитив диссертацию, она вернулась в Караганду. Старший научный сотрудник продолжала ставить опыты, выезжала в Балхаш на завод. Там познакомилась с будущим мужем, студентом, проходившим практику в городе.

А потом Роман Абаев вернулся в родную Осетию доучиваться, и почти каждую неделю в течение года присылал письма Саре.

Поначалу родственники мужа не приняли решение Романа, но сыграли свадьбу. Причем быстро, что Сара и опомниться не успела. Приехала отдохнуть в Сочи, но, встретив ее в аэропорту, Роман увез Сару в Орджоникидзе.

Отец Романа скажет ей: «Ты не сирота! У тебя теперь есть мы».

А потом молодожены приехали в Караганду. Прожив долгое время в казахском промышленном городе, Сара не оставляла мечты вернуться на родину. Мужа и дочек она все же привезла в Калмыкию.

Поначалу было трудно устроиться на работу, кандидат технических наук с 15-летним стажем работы не очень-то был нужен университету. Лишь благодаря Федору Чимидовичу Манжикову, доценту КГУ, фронтовику, она получила работу в хозрасчетной лаборатории при университете, которой он заведовал. Потом по конкурсу прошла в филиал Саратовского института гидротехники и мелиорации в Элисте, откуда и ушла на заслуженный отдых.

Сегодня Сара Джегаевна ищет своего однокурсника Яна Нюссика (Ян Мяртович, откликнитесь!), пытается найти родственников своего учителя и директора Клары Кирилловны Колаевой, чтобы передать слова благодарности за спасенное сиротское детство.

Райма ГРИГОРЬЕВА

На снимке: Сара (справа) с подругой, Алма-Ата, 1966 г.



Новость разместила Ирина Бусинцева

Лучший подарок на юбилей начальнику или коллеге, это копия картины известного художника. И заказать копию картины их очень просто. Вы можете http://royalreplica.ru/ в недорогом интернет магазине копий картин, всем покупателям дарим скидки и подарки, бесплатная доставка, торопитесь цены снижены!